Н.Новгород, ул. Большая Покровская, д. 25
Миронова Мария Павловна, стажер Адвокатской конторы Нижегородского района НОКА
Опубликовано "Нижегородский адвокат" №11-12-2018
 

Статья освещает вопросы реализации защиты прав подозреваемых, обвиняемых при применении недозволенных методов ведения расследования и рассматривает применимое национальное и международное законодательство (в частности - Стамбульский протокол).


Главным международным актом в области борьбы с пытками является Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятая Резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1984 года. Статья 1 Конвенции определяет понятие «пытка», как любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включается боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно.
В России в качестве средства получения доказательств по уголовному делу все еще применяются недозволенные методы, такие как избиение и издевательства над задержанными. К огромному сожалению, данные категории преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, расследуются лишь при получении должного резонанса в средствах массовой информации. Таким образом, актуальность данной темы не ослабевает, но становится все острее, чему немало способствует всеохватность аудитории сетью Интернет.
Запрет пыток содержится в действующем российском законодательстве, именно: ч.2 ст. 21 Конституции РФ, ст. 9 УПК РФ, ст. 117 УК РФ, а так же в ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» и ст. 302 УК РФ «Принуждение к даче показаний».
Нужно сказать, что большая часть обвинительных приговоров в отношении должностных лиц, применивших пытки, приходится именно на статью 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий».
Сведения о преступлениях по статье 302 УК РФ «Принуждение к даче показаний», которая позволяет привлечь к ответственности следователя, дознавателя, а так же другое лицо, с их молчаливого согласия применяющее пытки, в данных Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации за 2017 год отсутствуют. То есть, должностными лицами преступления данной категории в нашей стране фактически не совершаются, что входит в противоречие с существующими реалиями.
Закрытость информации о количестве полученных жалоб на пытки со стороны государственных должностных лиц, о количестве расследованных жалоб и о количестве уголовных дел, возбужденных против сотрудников правоохранительных органов, для полноты картины позволяет обратиться к практике Европейского суда по правам человека.
Итак, всего Европейский суд по правам человека за 2017 год вынес 1068 решений, из них 305 (29%) – по делам против России. Половина решений ЕСПЧ, где Суд признал наличие пыток, бесчеловечного обращения либо неэффективное расследование жалоб на них, также из России — 137 из 253. Половина нарушений статьи 5 (необоснованное задержание, арест, продление ареста) – из России. Половина решений, где ЕСПЧ установил отсутствие «эффективных средств правовой защиты», — 83 из 166 — так же приходится на Россию.
Следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации содержит весьма скупой набор для эффективной реализации мер по предупреждению, предотвращению и установлению факта применения пыток и издевательств к задержанным, подозреваемым или обвиняемым, как на стадии предварительного расследования, так и на стадии судебного разбирательства, что, на взгляд автора данной статьи, приводит к возникновению судебных ошибок.
Статьей 46 Конституции каждому гарантируется защита его прав и свобод. УПК РФ определены принципы уголовного судопроизводства, такие, как законность при производстве по уголовному делу, уважение чести и достоинства, неприкосновенность личности, право на защиту и другие.
Реализуя право на защиту, подозреваемый, обвиняемый имеет право лично или через защитника написать жалобу на действия следователя или сотрудников полиции о применении к нему недозволенных мер предварительного расследования.
Однако, на практике, это увы не всегда возможно, в первую очередь из-за молчания самого лица, подвергнувшегося насилию со стороны сотрудников правоохранительных органов. Не беря в расчет психологический аспект ситуации, причин такого молчания может быть множество, и среди них не последнее место занимает опасения за свою жизнь и здоровье, боязнь мести со стороны сотрудников правоохранительных органов, а главное - закрытость правоохранительной и уголовно-исполнительной системы, в которую с момента задержания попадает лицо, подвергнувшееся уголовному преследованию.
Безусловно, решающую роль в установлении факта применения недозволенных мер ведения расследования играет защитник, полномочия которого на практике так же ограничены в этой связи, поскольку, исходя из действующего законодательства, должностные лица со стороны обвинения наделены исключительной прерогативой направления хода предварительного расследования, а так же сбора доказательств. Как отмечалось выше, само применение пыток в отношении лиц, подвергнувшихся уголовному преследованию, направлено на получение необходимых доказательств обвинения. Таким образом, рассмотрение жалоб и заявлений о применении пыток происходит с участием лиц, заинтересованных в исходе дела, лиц, которым самим законом предоставлено куда больше просторов для маневра, нежели адвокату, начиная с освидетельствования лица при помещении в ИВС дежурным и должностным лицом, доставившим задержанного, обвиняемого, и заканчивая рассмотрением жалоб на действия (бездействия) руководителем следственного органа, органа дознания, прокурором, что, естественно, ведет к злоупотреблениям.
Таким образом, зачастую факт применения пыток и издевательств остается «внутри» правоохранительной системы и оседает там, никем не расследованный и ничем не подтвержденный.
В соответствии с пунктом 12 Постановления Пленума ВС РФ № 55 от 29.11.2016г., «если подсудимый объясняет изменение или отказ от полученных в присутствии защитника показаний тем, что они были даны под принуждением в связи с применением к нему недозволенных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого. При этом суду следует иметь в виду, что с учетом положений части 4 статьи 235 УПК РФ бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что показания подсудимого были получены с нарушением требований закона, лежит на прокуроре (государственном обвинителе), по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия.»
Как видно из приведенной нормы, законодатель устанавливает весьма расплывчатые формулировки обязанностей суда и прокурора в этой связи, упоминая лишь о «достаточных и эффективных» мерах, но не указывая, каких именно, говоря, что «могут быть проведены необходимые судебные действия», предоставляя суду свободу в проведении или непроведении таких действий, и устанавливая исключительную прерогативу и первенство прокурора в ходатайстве об их проведении. Положение защиты же в этой связи представляется заведомо невыгодным: предполагается полнейшая добросовестность сотрудников следственных органов, а так же, что адвокат еще на стадии предварительного расследования успел исчерпать все процессуальные возможности доказательства применения недозволенных мер ведения расследования в отношении подзащитного, что, как уже было сказано выше, абсолютно неэффективно в большинстве случаев.
Постановление Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», который, как и ФЗ от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» указывает и подтверждает приверженность России основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств и международных договоров, как гаранта защиты основных прав и свобод, установленных Конституцией и нормами международного права.
В этом свете представляется необходимым заострить внимание на Стамбульском протоколе (представлен Верховным комиссаром по правам человека ООН 9 августа 1999 г.)
На сегодняшний день Стамбульский протокол является наиболее подробной инструкцией, содержащей этические и правовые стандарты, а так же подробные процедуры сбора, документирования и расследования факта применения пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.
Стамбульский протокол закрепляет за государством обязанность по обеспечению оперативного и эффективного расследования жалоб и сообщений о случаях пыток и жестокого обращения, говоря, что такое расследование должно проводиться даже при отсутствии жалобы, если имеются другие указания на возможность того, что имело место применение пыток или жестокое обращение. Важным является независимость лиц, проводящих расследование, от предполагаемых виновников, и защита предполагаемой жертвы и свидетелей пыток. Расследование должно основываться на объективных данных, таких, как данные медицинской, психологической экспертизы предполагаемой жертвы, опрос предполагаемой жертвы, свидетелей, виновников, вкупе с психосоциальным анамнезом и образом жизни предполагаемой жертвы.
Изучение Стамбульского протокола позволяет сделать вывод о колоссальной работе, которая была проведена учеными, врачами, юристами, социологами и психологами из множества разных стран для построения четких, выверенных инструкций по объективному расследованию и предупреждению пыток, которые, однако, носят лишь рекомендательный характер, и на практике в Российской Федерации фактически не применяются.
Комитет ООН против пыток представил перечень замечаний к Шестому периодическому докладу Российской Федерации 2016 года, которые Российской Федерации надлежит выполнить к 2019 году, основанные, в том числе, и на рекомендациях, установленных в Стамбульском протоколе. Вот лишь некоторые из них:
- Обеспечить право запрашивать и проходить медицинское освидетельствование независимым врачом с самого начала лишения свободы;
- Все случаи лишения свободы незамедлительно должны регистрироваться в централизованном учёте лиц, содержащихся под стражей, и все члены семьи задержанных и их адвокаты должны иметь право на доступ к информации, касающейся этого задержанного лица;
- Должна производиться видеозапись всех допросов и устанавливаться видеонаблюдение во всех местах содержания под стражей, где могут находиться задержанные, за исключением случаев нарушения права задержанных на неприкосновенность частной жизни или на конфиденциальную связь со своим адвокатом или врачом. Такие записи должны храниться в безопасных помещениях и предоставляться следователям, задержанным и их адвокатам.
Российской Федерации следует:
- оперативно, эффективно и беспристрастно расследовать все инциденты и утверждения о пытках и жестоком обращении, привлекать к ответственности всех лиц, признанных виновными, и публично сообщать о результатах таких уголовных дел;
- воздерживаться от проверки жалоб на пытки в рамках доследственной проверки и незамедлительно возбуждать уголовные дела;
- обеспечить обязательную подготовку сотрудников правоохранительных органов, тюремного персонала, судей, прокуроров, сотрудников судов, адвокатов и военнослужащих по вопросам, касающимся положений Конвенции и абсолютного запрета пыток;
- сделать Стамбульский протокол неотъемлемой частью подготовки всех медицинских работников и других государственных должностных лиц, занимающихся работой с задержанными лицами.
Приведение законодательных норм в соответствии с указанными замечаниями позволит в дальнейшем гарантировать гражданам справедливое и объективное уголовное судопроизводство в соответствии с общепризнанными международными принципами защиты прав и основных свобод, однако, по мнению автора, невозможно без внесения соответствующих изменений в уголовно-процессуальное законодательство, и в первую очередь, создания независимого следственного органа, занимающегося расследованием преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, и законодательное определение его подследственности.
Расследование и пресечение пыток должно осуществляться и регулироваться на государственном уровне, поскольку именно государство является гарантом соблюдения прав человека и основных свобод, а судебная система - отражением фактической их реализации.